Не уходит

И это хорошо.  Мою повесть «Не уходи»  опубликовали в десятом номере журнала «Детективы «Сельской молодежи» холдинга «Подвиг». Ему скоро 90 стукнет. Но этого им показалось мало,  они еще и рецензию небольшую накатали на повесть. Так что показываю картинку и даю ссылку

2014Det10Obl-900

ТОЧНАЯ НАУКА

Кто из нас не хотел порой устраниться, перевести дух, прыгнуть во временную дыру и вынырнуть в спокойном, не таящем угроз будущем?  Герой повести Кирилла Берендеева «Не уходи», талантливый ученый, практически возродивший рухнувший было научно-исследовательский институт, рассчитал и экспериментально создал эту возможность.
Но, как следует из законов научного детектива, попал в собственную ловушку. От лаборатории остались лишь тлеющие руины, а единственный свидетель, сторож, вдруг насмерть отравился семгой, что до недавнего времени в избытке поставляли нам норвежцы.
Впрочем, иронический тон здесь уместен только применительно к изящному сюжетному ходу, каким автор вывел из действия свидетеля. Все очень серьезно: бывшему оперативнику  придется приняться за привычную работу и распутать сложную ситуацию, предварившую пожар с исчезновением профессора и его молодой возлюбленной. Оперативник вовсе не супергерой, хотя, как принято в популярных боевиках, ему повторяют: «Ты был хорошим ментом». Да и нанимает его бывшая жена, перебежавшая, «словно боялась опоздать», к ученому, вдруг ставшему обладателем солидных грантов. Таинственная разработка позволяет скрываться во времени – для оставшихся в лаборатории и за ее пределами жизнь течет в обычном ритме, а внутри «инфляционного кармана», то есть вакуума с электромагнитными полями – в несколько раз быстрее. Возможность проникнуть в реальность на 50 лет вперед, оставаясь физически неизменным, привлекательна для сильных мира сего и соблазняет возможностью избежать ответственности, отсюда и гранты. В повествовании нет стрельбы, погонь и кровавых расправ, только точный психологизм и острый, сдержанно-эмоциональный литературный стиль. Головокружительный, с неожиданным финалом сюжет сконструирован автором настолько гармонично, что позволяет, и даже требует задуматься о главном в человеческих взаимоотношениях. От   этих мыслей словно прозреваешь, и вот он — научный эффект…
Сергей ШУЛАКОВ

Не зря пишем — говорят

Аня нашла про себя удивительную вещь — цитату из сравнительно недавно написанной и кстати, по непонятно какой причине до сих пор не изданной повести «Паутина».  Причем размещенную отнюдь не на литпортале или чем-то подобном. Нет.  На сайте арт-журнала «Каблук». Вроде бы никаким боком, но тем не менее.  Буквально цитата:

«Паук, перебирая тонкими ножками, тянул новую нить. Бедняга проголодался и устраивал западню. Даже в полной изоляции насекомое продолжало делать то, что умеет. Я задумался, наблюдая, как пружинит под лапками ажурная сеть. Где-то читал, что она прочнее любого каната, ученые до сих пор ломают головы над технологией производства материала аналогичного паутине».

В отличие от «персонажей» произведения Анны Райновой «Паутина» хорватско-австрийский коллектив дизайнеров «Numen/For Use» решил использовать свойства этого природного «компонента» по полной программе и создали психоделический аттракцион. Свою 3D новинку изобретатели назвали «String Prototype».

Подробнее об этом интересном явлении смотрите тут: http://www.cablook.com/design-art/interaktivnaya-pautina/

Ну а нам приятно, что Аню вот так неожиданно помянули всуе.

И меня показали

Секретарь «Урала», куда когда-то в незапамятные времена взяли два моих рассказика (дойдет, скажу какие, сейчас надо переписку поднимать) сообщила, что у них после презентации в городе, вышел видеоролик, посвященный журналу. Правда, не по мероприятию, как делают все нормальные люди. а по текстам. Но даже интересней. Что-то подобное я делал для презентации своих «Осколков», но то хоть понятно было, и я сам был в кадре и что-то говорил на камеру. А тут…

Короче, вот:

Отзыв на роман «Осколки»

Герои этой масштабной по замыслу и объему книги точному исчислению не поддаются. В буквальном смысле: живущий, что называется, «в наши дни» в неназванном крупном городе (угадыватся Москва) двадцатилетний Павел в своих снах регулярно превращается в Максима, ровесника из близкого, но другого мира. Павел болен легкой формой ДЦП, передвигается только с тростью, потому предпочитает домашнюю жизнь сновидца. Максим из параллельного мира – сержант-разведчик вымышленного государства, ведущего затянувшуюся, начавшуюся из-за пограничного конфликта войну. В параллельном мире государство-противник – по мелькающей пару раз мове, по именам собственным (губернатор оккупированной зоны носит фамилию Веремеец) – напоминает если не Украину, то какую-то осовремененную ГалицкоВолынскую землю. Свията и окрестности, не столичный, но и не мелкий город страны, за которую сражается Максим, основное место боевых действий. Павел советуется с муниципальным психоаналитиком, Максим, – со старым офицером иномирной контрразведки, почувствовавшим, что опасность, причина конфликта, олицетворенная некой «бездной», – есть связь сержанта со своим двойником из другого, условно нашего мира. Автор в, казалось бы, малозначительном эпизоде в конце повествования приводит вырванную из контекста цитату из книги Фридриха Вильгельма Ницше «По ту сторону добра и зла. Прелюдия к философии будущего»: «Когда ты смотришь в бездну, бездна смотрит в тебя» – объясняет метафизическую зеркальность миров. Ближе к финалу полугерои Павел и Максим встречаются, но спойлер писать не будем, дабы не лишать читателя удовольствия самому подобраться к точкам над «i».

Подбираться придется через все укрупняющиеся в объеме эпизоды войны в вымышленном мире, перемежающиеся кусками жизни условно московского Павла. От призыва Максима на службу, первой бомбежки железнодорожного вокзала Свияты, до рейдов в тыл противника, партизанских действий, госпиталей, работы старого особиста и его помощников. Для человека, воспринимающего войну через Бориса Полевого и Юрия Бондарева, Ремарка и Хемингуэя, читать эти страницы странновато, но опасения, недоверие быстро рассеиваются, настолько точны и драматичны описания боев, смерти, руин и военного быта. Отдельно и весьма прихотливо проведена романтическая линия, одна из прочных связей, удерживающая Павла в мире снов, – любимая Девушка из Свияты.

Кирилл Берендеев – опытный прозаик, «Осколки», композиция которых сложна, выполнены в едином стиле. «…Павел нафантазировал себе появление героя из снов именно потому, что подсознательно обеспокоен отсутствием вестей. Ведь там война, его герой вроде бы и убит прошлым сном, но Павел не хочет с ним расставаться…»

Складывается впечатление, что Кирилл Берендеев, автор нескольких книг фантастики, видимо, не очень-то осознанно, иногда словно стесняясь, пытается сделать этот жанр достоянием неспециализированной публики, ввести его элементы в прозу. Одновременно получается и наоборот – его проза вливается в фантастику. Выполнена ли эта миссия по финалу «Осколков», ясно не до конца: из замысла и текста все-таки торчит гуманистический хвост философской фантастики.

Максим Сомов, “КО”, №5, 2010

Книжное обозрение: «Осколки К.Берендеев»

М: Флюид, 2009. – 496 с. – (Славянская линия). 2000 экз.  (п) ISBN 978-5-98358-230-9

Герои этой масштабной по замыслу и объему книги точному исчислению не поддаются. В буквальном смысле: живущий, что называется, «в наши дни» в неназванном крупном городе (угадыватся Москва) двадцатилетний Павел в своих снах регулярно превращается в Максима, ровесника из близкого, но другого мира. Павел болен легкой формой ДЦП, передвигается только с тростью, потому предпочитает домашнюю жизнь сновидца. Максим из параллельного мира – сержант-разведчик вымышленного государства, ведущего затянувшуюся, начавшуюся из-за пограничного конфликта войну. В параллельном мире государство-противник – по мелькающей пару раз мове, по именам собственным (губернатор оккупированной зоны носит фамилию Веремеец) – напоминает если не Украину, то какую-то осовремененную ГалицкоВолынскую землю. Свията и окрестности, не столичный, но и не мелкий город страны, за которую сражается Максим, основное место боевых действий. Павел советуется с муниципальным психоаналитиком, Максим, – со старым офицером иномирной контрразведки, почувствовавшим, что опасность, причина конфликта, олицетворенная некой «бездной», – есть связь сержанта со своим двойником из другого, условно нашего мира. Автор в, казалось бы, малозначительном эпизоде в конце повествования приводит вырванную из контекста цитату из книги Фридриха Вильгельма Ницше «По ту сторону добра и зла. Прелюдия к философии будущего»: «Когда ты смотришь в бездну, бездна смотрит в тебя» – объясняет метафизическую зеркальность миров. Ближе к финалу полугерои Павел и Максим встречаются, но спойлер писать не будем, дабы не лишать читателя удовольствия самому подобраться к точкам над «i». Больше

Война и серая безликая масса

(О повести Кирилла Берендеева «Бисмилла»)

Читать тяжело. Думать грустно. Писать трудно, почти невозможно. Тем не менее такие вещи появляются на свет. Автор сознательно готов к тому, что его произведение может подвергнуться резкой критике. Посыплется шквал обвинений от различных патриотов России в предательстве, пособничестве и т.д. Не менее бурный поток критики обвалится на него и со стороны чеченских патриотов, светских и исламских, ваххабитских и традиционных. Обвинять могут и в искажении фактов, и в претенциозности, и в клевете и во многом другом. Но это все в том случае, если повесть будет прочитана массовым читателем. Что вряд ли возможно. Людям интереснее, если о войне, то обязательно с подвигами, с боями, с героями-разведчиками, со злодеями-врагами, как говорится, в жанре экшн. Здесь же многие будут, если не разочарованы, то во всяком случае, удивлены. Больше

Enter your email address to follow this blog and receive notifications of new posts by email.

Присоединиться к ещё 400 подписчикам

Календарь

Июль 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31